Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

archer

(no subject)

Гималайский мишка из Беляева с этническими (непальскими?) мотивами.
Мне вообще нравится почин расписывать серые многоэтажки чем-то таким задорненьким и эстетичным. Вот у норвегов тоже полгода сплошной монохром, так они делают разноцветные домики, чтоб кукуха окончательно не улетала в теплые края. Почему у нас при общей мрачности пейзажа тяготеют к максимальной мимикрии с оным - для меня загадка. В военно-статегических целях сливаемся с ландшафтом, что ли?..

archer

(no subject)

Осень Твери очень к лицу. Редеющая листва дает больше простора перспективе, золотая кайма выгодно обрамляет набережные... Набережные, впрочем, сами по себе замечательные. Я люблю города, где можно много ходить и пешком, а здесь есть где разгуляться - и все время такой простор впереди. Немного, кстати, похоже на Питер, но шире, вольнее. Огромное лазуритовое небо, огромная сине-серая вода под ним, золотое шитье аллей и цветные бусины домов и церквей вдоль. Вообще город оказался очень хорош, я ожидала много худшего, но, как заметил муж, который здесь бывал, Тверь сильно привели в порядок. Иногда этот порядок, впрочем, оборачивается картинами в духе "Стамбул - город контрастов" - это когда с одной стороны улицы у нас аккуратные новенькие таунхаусы с можжевельниками в кадках у ворот и подземными гаражами, а с другой - страшные, как первый день войны, покосившиеся избы, в которых иной раз половина дома уже обрушилась, а во второй еще теплится какая-то человеческая жизнь, и совершенно непонятно, как эта жизнь протягивает зиму, например. Но, надеюсь, у города достанет сил что-то с этим сделать, все же прогресс очевиден, если сравнивать с Тверью десяти-пятнадцатилетней давности. Динамика положительная, на наш заезжий взгляд, динамика радует, а город сам по себе чудо как хорош и хочется для него еще лучшего.
В Тверском путевом дворце, помимо блестящих интерьеров (реконструкция по большей части, но красивое), очень интересная коллекция картин, мы зашли чисто ознакомиться, а застряли больше чем на три часа. Там и работы голландских мастеров, пусть и не из самых именитых, но я вообще очень люблю голландские натюрморты, пейзажи, бытовые сценки - если бы хоббиты вдруг прониклись живописью, ручаюсь, они бы творили что-то подобное. Еще там очень интересная коллекция старинных икон. Я не знаток религиозного искусства, но экземпляры подобраны как-то очень занятно, собрание если не самое обширное, то приятно разнообразное. Есть над чем подумать. И алтарная дверь меня одна поразила - с совершенно живыми барельефами-фигурками апостолов. Очень выразительными. И икона Дмитрия Углицкого, которую муж охарактеризовал как "комикс" - и да, было за что, это целый рассказ в графической форме, подробный и с рукописными пояснениями. И еще там собрание портретов роскошное - только ходить и смотреть на все эти лица давно исчезнувших людей, запечатленные зачастую неизвестными художниками. Столько жизни, труда и усилий - чтобы одно запечатленное мгновение остадось свидетельствовать обо всем, безмолвное, как доисторическая мошка в янтаре. Какие там женские лица потрясающие! А в зале советского искусства внезапная встреча со старой знакомой - картиной Пластова "Первый снег". То и дело видеть картину на репродукциях и совершенно неожиданно столкнуться с ней нос к носу в туристической поездке - это почти как встретить любимого писателя или актера в электричке.
А еще в Твери вкусно кормят, могу даже подсказать, где - в ресторанчике "Восток 24", который снаружи типичная прирыночная чайхона для своего контингента, но внутри тепло, уютно и вкусно. А еще там по умолчанию к заказу подают горячие, только что из печи, узбекские лепешки с соусом, и это надо учитывать при планировании заказа - рассчитывайте, граждане, силы!



Collapse )
archer

(no subject)

Калуга - город контрастов. От покосившихся и почерневших душераздирающе заброшенных старых деревянных домишек, где, однако, каким-то чудом умудряются жить люди (автомобильный навигатор нас сначала завел на какие-то задворки, и, право слово, я уже очень давно не чувствовала себя настолько сильно зажравшейся московской хипстотой), через аккуратные сталинки с эркерами и расписные, точно полотенечки, хрущевки - к уютным провинциальным купеческим лабазам XIX века - и - совсем уж контрастно - футуристическому блеску музея истории космонавтики. Музей там правда офигенный, мы зависли в нем часа на три, не меньше. Там была очень красивая фотовыставка космонавта Сергея Рязанского, снимки Земли из космоса, с эффектом объема, выглядели просто завораживающе. Там был макет космодрома "Байконур", интерактивный. И еще много всяких интересностей. Например, я теперь знаю, что для подопытных перепелов на станции "Мир" пришлось шить скафандры с магнитными лапками. Иначе они не могли даже есть - так их дезориентировала невесомость.
Ну и само пространство музея, особенно нового корпуса, само по себе может считаться экспонатом. Арт-объектом, символизирующим то ли мечты о светлом будущем, то ли тоску по славному прошлому, из которого это самое будущее виделось как-то более приближенно.



Collapse )

И немного просто города. Начну со страшного.

Collapse )


Речные просторы.

Под конец нашей прогулки (превратившейся в итоге в бодрое шлепанье по щиколотку в воде) мы решили привезти млим родителям гостинец. В роли гостинца выступил здоровенный торт-"наполеон", который мы обрели в маленькой подвальной кондитерской, заполнявшей, однако, целую улицу восхитительным сдобным духом. Торт тоже оказался вполне восхитительный, но вот беда - не могу теперь вспомнить ни адреса, ни названия чудесного места. А ведь там еще были фруктовые тарталетки и эклеры, мы их дегустацию отложили на будущий приезд...
archer

Красивое)

"Ирина, меня никак не могла отпустить ваша просьба объяснить мем про рыбов для иностранца. И я заморочился. Или решил немного развлечься, это с какой стороны посмотреть)

Все начинается с НЕ-продавца рыбов. Дело в том, что в реальности вопрос «Вы продаете рыб?» звучал бы совершенно неуместно, потому что очевидно, что продает, в России нормальной ситуацией является разложить товар фактически на асфальте, если нет столика. Нет других возможных интерпретаций, зачем рыбы могли быть разложены на скатерти на улице.

Ответ «нет, показываю» мог бы прозвучать в такой ситуации. Он был бы издевательской аппеляцией к очевидному: да, я продаю рыб, зачем этот дурацкий вопрос? Некоторые русские не любят тратить лишних слов и не любят «неправильных» вопросов.

Абсурдность этой ситуации заключается в том, что исходя по контексту разговора, он их как будто действительно показывает. Вышел показать рыб прохожим. Это бессмысленно, нелепо.

Или: ответ был действительно максимально ироничным, но котята воспринимают его за чистую монету, как истину в последней инстанции, как бескомпромиссную реальность. Рыбов показывают. Их нельзя купить. Их нельзя съесть. Здесь уже возникает и начинает возрастать драматический накал.

Котята вызывают отчетливое умиление ответом «Красивое». Они сидят у самых рыбов, красивых и наверняка вкусных рыбов, смотрят на них, у них наверняка текут слюнки, но они не имеют никакой возможности взять их. И они делают вид, что все в порядке, они тут просто мимо проходили, и могут оценить красоту показываемого. А еще они очень вежливые. Как дети. Без карманных денег в кармане.

Я не буду сейчас объяснять почему, но это ощущение очень понятно очень многим русским людям. Культурный код.

И все это создает аппеляцию к еще одному пласту понимания ситуации: даже если бы рыбов продавали, у котят нет денег.

Умиление и абсурдность дополняются вот этим ощущением невозможности достичь желаемого. Рыбы рядом — но они недостижимы. Шутка приобретает глубину за счет оттенка горечи, как я уже говорил, очень понятного большинству русских людей. Достоевский, Толстой, Куприн. Этот мем сделан в очень контексте великой русской культуры.

Ответ «красивое» смутно аппелирует к тому, как мог бы сказать человек в художественной галерее, но в сочетании с совершенно неуместным для этого объектом любования — рыбами. Рыбы на этом этапе разворачивания ситуации превращаются в арт-объект, который показывает Не-продавец рыб, но они по-прежнему не являются им.

Дополняет великолепие этого маленького, но яркого образца мемологии лингвистическое оформление:

Неправильное использование падежа - «рыбов» придает котятам индивидуальность и добавляет умиления, а мему — запоминаемость и узнаваемость.

Неуместный, несогласованый средний род слова «красивое» помогает вспомнить о культурном искусствоведческом контексте, а также делает совершенным ощущение абсурдности происходящего.

Текст проиллюстрирован картиной Алисы Коршуновой "Продавец рыбов".



Отсюда - https://www.facebook.com/sashaharitonoff/posts/%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8F-%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BD%D0%B5-%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0-%D0%BE%D1%82%D0%BF%D1%83%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%B2%D0%B0%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%8C%D0%B1%D0%B0-%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D1%8F%D1%81%D0%BD%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%BC%D0%B5%D0%BC-%D0%BF%D1%80%D0%BE-%D1%80%D1%8B%D0%B1%D0%BE%D0%B2-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B8%D0%BD%D0%BE/1287767781670951/
archer

(no subject)

Когда в футуристичном обтекаемом "Сапсане" соседи через ряд достают и любовно разворачивают жареную курочку в фольге, становится понятно, что ролик про Russian Space Train - это не ирония и не гротеск, а самый что ни на есть реализм. Потому что есть по-настоящему вечные ценности.
archer

(no subject)

В последние недели никакое печатное слово вне служебного времени в мою несчастную голову не лезло категорически, потому вечера проводила, перелистывая на диване "Полуночную землю" и "Дневник штормов" Юлии Никитиной. Про "Землю" я уже писала, а "Дневник" - это комикс-зарисовка путешествия художницы к берегу Карского моря, но одновременно - дневник борьбы с собственной тревожностью. Или, вернее, даже не борьбы, а принятия и сживания с нею: как далеко я могу зайти и как много я смогу узнать, будучи ограничена собственными ментальными проблемами? На что я могу рассчитывать? Да, наверное, оставаться дома лучше. Проще уж точно. Но что если рискнуть душевным покоем и хрупким равновесием налаженной жизни и заглянуть в неизвестное? К чему это приведет? Что станет наградой? Книга, как и предыдущая, совсем небольшая, но в ней просторно. Это толт случай, когда за достаточно схематично набросанной фабулой и лаконичной рисовкой чувствуется огромный мир бешеных ветров, выветренных скал и тягучего неторопливого времени, так не похожего на время большого города и на человеческое суетливое время. И мне очень нравится сам стиль, в котором рисует Юлия, в ее рисунках есть что-то от вышивок, которыми северные народы украшают унты и малицы, и от петроглифов на северных скалах, и от угловатой линии приполярных гор и причудливых узлов колючих карликовых березок. А еще в "Дневнике" есть очень ценный для меня лейтмотив, который я изо всех сил держу в голове сейчас: что даже если все идет совсем не так, как ожидалось и планировалось, это тоже опыт и путь, который, быть может, в итоге приведет тебя к чему-то лучшему, чем ты даже рассчитывал. Collapse )
archer

Книгоразочарования

Ннеди Окорафор, "Кто боится смерти" - яркий пример того, как, нажавши разом на все "горячие кнопки" современности - расизм, геноцид, сексуальное насилие, патриархат, тему беженцев и гонимых, даже женское обрезание не забыв, - можно просто нафиг пережечь все эмпатические контуры у читателя и закончить на этом. Потому что для того чтобы увидеть чужое страдание и проникнуться состраданием, человеку надо сначала увидеть в страждущем - человека. А тут писательница так увлеклась описанием травм и обид, постигающих героиню и ее мать, что на собственно героиню, на ее мир (заявленный-то как очень интересный - постапокалиптическая Африка, где магия и технологии существуют в одной плоскости) почитай что ничего не остается. Плоские персонажи, едва намеченный - штрихами - мир вокруг них. Скучно.
Сурия Садекова, "Собачка воскресная". Купила после примечательного взрыва возмущения в паблике по искусству, где некий серьезный господин возмущался, мол, до чего довели искусствоведение, серьезную науку - тащат в нее "собачек", "котиков" и прочую "дамскую дребедень". "Хорошие сапоги, надо брать", - решила я, не любящая серьезных господ, любящая "собачек" и когда большое раскрывается через малое. Но увы, увы! Серьезный господин негодовал напрасно - от "собачек" в этой книге только заглавные фото с кадрированных репродукций. Собачки - только повод для автора поговорить о художниках, торговцах искусством и устройстве выставок. И это было бы интересно, но мне категорически не подошел формат. Книга, по сути, представляет собою изданеую подборку фейсбучных постов, то есть серию небольших рассказов, не связанных хронологически, а тематически - весьма условно. Наверное, тем, кто больше "в теме", это нормально, но дилетант типа меня то и дело сбивается - только что говорили об одном, только ты погуглил, кто все эти люди (там много имен не то чтоб знакомых широкой публике), тут бац - всплывают какие-то совсем другие фамилии, времена и обстоятельства. О музейном деле, организации выставок - очень много и очень... абстрактно. Ну т.е. опять же, человеку "с улицы", типа меня, явно не хватает подробностей, пояснений, не хватает какой-то вещности, что ли. Просто не моя книга, допускаю, что постоянным подписчикам автора в соцсетях это желанный подарок.