Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

archer

(no subject)

Наткнулась тут на пост с размышлениями о том, как хорошо было бы иметь четкую сигнальную систему, показывающую, заинтересован ли сейчас человек в поиске романтических отношений или нет. Кто сказал "бетанские сережки? Хорошо, но по объективным причинам невозможно. И немедленно вспомнила то очаровательное исследование - если это и байка, то очень хороша, кмк, - когда, проанализировав создавшиеся в годы Второй мировой пары из английских девушек и воевавших в Европе американских солдат, исследователи обнаружили, что во всех этих парах обе стороны были уверены, что именно противоположная сторона на первых порах знакомства отличалась напористостью и усиленно форсировала события. Солдаты отмечали, что английские девушки гораздо быстрее соглашались перейти к наиболее близким отношениям, англичанки утверждали, что их будущие мужья с самого начала ошеломили их напором. Оказалось, что причина в несовпадении языков любви у американцев и англичан тех лет: для американцев поцелуй на первом свидании был нормальным протокольным завершением приятного вечера, английские же юные леди воспринимали это как перепрыгивание сразу через несколько ступенек сближения, но коль уж парень нравился (объектом исследования, естественно, выступили сложившиеся союзы), сами становились более смелыми, воспринимая поцелуй как сигнал к переходу отношений в другой статус. Разумеется, в старом добром недавнем прошлом подобные забавные (или не забавные - мы же из этого исследования так и не узнали, сколько девушек были шокированы тем, что они приняли за грубость заморского кавалера, и сколько кавалеров вынесли убеждение, что английские девушки все истерички) казусы возникали достаточно редко - все же большинство людей вращались в своей социальной, религиозной, национальной страте и партнеров для романтики и семьи искали там же. Грубо говоря, русскому аристократу совершенно не было нужды интересоваться, как полагается флиртовать с девушкой из еврейского предместья, а язык флирта, принятый в своем кругу, он знал досконально.Традиционные общества вообще огромное значение придают ритуалу, символу, и одна из важнейших составляющих взросления состоит в том, чтобы уметь этот код считывать. Такой порядок дел сохранялся очень долго, он, можно сказать, для нас естественен.
Проблема в том, что современное общество делится не на слои, а на кластеры. Иногда очень маленькие. Тусовки, грубо говоря. Плотно соприкасающиеся, но живущие иногда по диаметрально противоположным кодам. Два парня одного возраста могут жить на одной лестничной площадке, работать в смежных областях и стричься в одном барбер-шопе, но если один из них из семьи потомственных интеллигентов и диссидентов, а другой воспитан в клане потомственных военных, то их взгляды на жизнь, манеры, вкусы будут радикально отличаться. В том числе в отношении противоположного пола. Уже нет хоть сколько-нибудь универсальных "сигнальных огней", и не только в сфере романтических отношений. Что, с одной стороны, дает больше гибкости и вариативности, с другой... ну да, лишает уверенности и способствует "трудностям перевода". И так, наверное, будет еще долго, поэтому... ну только учиться разговаривать и остается. И слышать. Не только другого, но и собственную персону, кто знает, что там подсказывает нам доставшееся от предков "наследие" и где в этом голос нашего собственного "я".
archer

(no subject)

Доехали таки до парка "Патриот" - братец оченно желал побывать, ну вот с родителями моими и скатались. В том числе посетили Тот Самый Храм, насчет которого было столько бурления в ноосфере. И знаете что? Эта штука действительно впечатляет. Причем впечатления неоднозначные - и я прекрасно понимаю, почему столь многим он наступил на любимую мозоль - да всем фундаментом. Потому что он, конечно, больше идеологический, чем каноничный, и больше имперский, чем христианский. Христианство по изначальной своей природе не то чтобы вненационально и внегосударственно - оно наднационально и надгосударственно. А здесь такое зримое, тяжеловесное воплощение государственной мощи, да еще и активно насыщенное какими-то родовыми, кровными символами - от древнерусского солярного узорочья в орнаменте до гвардейских знамен и витражей в орденах. И он действительно продавливает пространство, захватывая доминанту так, как поставленный посреди поля танк становится доминантой какого угодно пейзажа. При этом он действительно здорово сделан и с эстетической точки зрения определенно мне нравится. И цвет его, вызывающий ассоциацию сразу с позеленевшей бронзой старинных орудий и с краской хаки, тронутой ржавчиной. И то, как он являет себя наблюдателю - хмуро, бесстрашно, с грубой прямотой. И то, что он все-таки не только про ратную славу, но и про военную скорбь - явный милитаризм все-таки значительно смягчается скорбящей фигурой перед ним. Кстати, этот памятник тоже как только ни критиковали, мне и самой он на фотографиях казался в лучшем случае странным, но вблизи эта закрывшаяся от мира скорбная фигура с чуть теплящимся огоньком внутри производит все-таки иное впечатление. Там вокруг еще цветник такой - из бело-голубых цветочков - одним словом, Богородицыны цвета, ну и плат этот вполне однозначные ассоциации со скорбящей Марией вызывает. Там вообще пространство и убранство настолько перенасыщено символикой - и явной, и менее очевидной - что разглядывать и отгадывать вот это все просто очень интересно, я прям не ожидала, что столько времени проброжу и внутри, и снаружи. Там даже фонари вокруг явно повторяют форму древнерусских хоругвей.
А еще там Дорога памяти. Честно говоря, с т.з. представленных экспонатов это не то чтобы очень богатый музей, но как инсталляция на тему он, конечно, великолепен. Братец мой, дитя XXI века, воспитанное гаджетами, был просто в восторге. Наверное, для его поколения именно так и надо, чтоб пробило, мне-то, честно говоря, временами становилось прям тяжеловато на душе, - ну так я и военную хронику долго смотреть не могу, начинаю хлюпать носом и очки тереть особо тщательно. В общем, я понимаю, почему это все вызывает такие дискуссии, почему столь многим храм не нравится. Вещь спорная, но несомненно вещь.
А Дорога памяти, по-моему, для детей вот вообще отличный вариант, чтобы заинтересовать и увлечь. А увлекшись, они, быть может, и на пыльные стенды других музеев иными глазами начнут смотреть, и крашенные серебрянкой скромные памятники в центре тихих поселков и по обочинам неглавных дорог начнут приобретать для них иное значение.


(Под катом многофото)
Collapse )
archer

Дыбр

Родителям в ночь с 8 на 9-е сделали подарочек к светлому празднику Победы - их затопили. Сегодня с утра папа прислал по Вотсаппу фотки - слава натяжным потолкам! Вот не любила я их, а в ночь потопа пригодились - приняли на себя многолитровый вес, прогнулись - и выдержали. А пролило весь подъезд, с пятого этажа и аж по родительский второй. Папа вечером позвонил по Скайпу, со смехом уже рассказывал: лег, говорит, спать (мама еще на кухне телевизор смотрела, она ярая "сова"), уже в полудреме слышу шорох капель, думаю - дождик пошел, как приятно спать под дождик будет - и тут вламывается мама, зажигает свет и сообщает: "Мы тонем, муж". Но все-таки не потонули, вот квартиры на четвертом и третьем - смыло. Отдельная история была с поиском владельцев квартиры-виновницы, их телефон аж через управу разыскивали, потому что в квартиру нужно было проникнуть, а вскрыть дверь в отсутствие хозяев, оказывается, можно только через три дня. И да, всю информацию пришлось буквально выцарапывать, отец до дежурного телефона в мэрии дозвонился, потому как в районном "Жилищнике" не только ничем не помогли, но даже и не знали, кто помочь способен. Но, слава Богу, все разрешилось, и повторю - слава натяжным потолкам, классная штука, оказывается. Ежели Ной решит повторить свой увлекательный круиз - буду знать, что ему порекомендовать в качестве переборок.

* * *
Воздушный парад посмотрела из окна - красиво шли, некоторые даже низко, можно было рассмотреть цвет крыльев. Во дворе какие-то дети радостно орали "Ура", немного им развлечений в последнее время, беднягам. Потом какая-то компания долго и довольно ладно пела то ли с балкона, то ли из окна военные песни. Начали с "Дня Победы", путаясь в куплетах, потом четенько от и до - "Катюшу". Все-таки, видать, ранние воспоминания самые стойкие, а "Катюшу" впервые учат в детском саде. Дети, кстати, со двора подхватили и допели до конца. Солировала же какая-то немолодая дама, с удивительно сильным голосом, и вела довольно точно. Кто-то даже и похлопал из других окон. Потом еще пели "Десятый наш десантный батальон" и "На безымянной высоте". Под хмельком, конечно, но хорошо же, что поют, а не что другое.

* * *

Напротив дома за школьной оградой цветет вишня. Цветет так, что от взгляда на это изобилие ломит душу, - вперехлест, в переизбыток, прет, как та каша из волшебного горшка. В это белопенное буйство хочется вбежать, как в морскую волну. Но она для меня сейчас и недосягаема, как те же волны. До чего все-таки странный год. Жизнь прикрутили, как фитилек керосиновой лампы. Остался только скудный освещенный пятачок, и поневоле все, что в этот пятачок попадает, разглядываешь с преувеличенным вниманием...
То ли вишни привлекают шмелей, то ли эти господа изволили свить гнездо на чердаке, но теперь дня не проходит, чтобы увесистый мохнатый в золотых позументах зверюга не начал ломиться в окно, ругаясь на басах, как подвыпивший генерал. Прям не знаю, что делать, я так-то не против шмелей, они красивые, но в гостях мне их видеть не хочется. Вообще последний этаж открывает удивительную близость к природе, как ни странно. И это плюс. Но инициируешь ее почти всегда не ты - вот в чем минус.
archer

Между тем...

... на Warhead выложили полностью дневник советской снайперши Розы Шаниной. Чтение интересное, хотя и неровное - понятное дело, писалось все впопыхах, урывками, нередко в состоянии крайней усталости. Плюс молодость, плюс водоворот впечатлений. Разноголосица - то говорит валькирия, архетипичная "дева битвы", то - усталый старый солдат, то - девчонка, которой бы туфельки, танцы, записочки... Личность, впрочем, была незаурядная, и кто знает, что было бы, если бы... Если бы.

https://warhead.su/rosa_diary

Немцы разбились на две группы и разбежались в две стороны. Ребята побежали догонять, а мне надо было идти «домой» в роту. По пути взяла раненого. Он попросил, чтоб я поискала там еще, он уполз. Я пошла снова. Иду в мечтах и позабыла, что в опасных местах. Иду по мосту, случайно устремила взор на заросший внизу овраг. Вижу: что же? Стоит фриц. Случайное: «Хэнде хох!». И поднимаются 6 рук: их трое. Болтает один что-то, не понимаю, только знаю слова: «быстрее», «вперед», — и кричу. Выползли из оврага. Отобрала оружие, часы, крем, зеркала и т. д. Провела к[ило]м[етра] полтора, смотрю: один фриц в одном сапоге. Это он и просил в овраге дать ему одеть сапог. Я не поняла. Встречаю парня-солдата: «Есть часы?». Я говорю: «Вот». «Покажи?» — «Возьми», — и он убежал с часами. Подвожу к деревне, а фрицы совсем осмелели, и когда на их вопрос: «Гут или капут?», я ответила им: «Будет гут», — они обернулись и смотрят на меня. Иду по деревне, это в Польше. В маскхалате, с финкой, с гранатами, винтовка наизготовку — как бандит, женщины смотрят. Потом зовут все пообедать. Сколько поощрений!
...Остались с Соломатиным вдвоем. Он пристал: «Все равно умрем». Я его не осудила: он молод и был прав так думать. Мне не страшно было умирать, но я заплакала из-за того, что, говорят, девушка виновата сама во всем, когда вся обстановка способствует, все воздействия.
...Я вспомнила все наши отношения с Николаем. Я его совсем немного уважаю, но все же уважаю. Девчатам всем он нравится, но это, по-моему, пока лишь товарищи, а если б он приставал с дружбой, то всё — хотя бы взять Сашу Екимову. Не везет мне. Ведь подружила[сь] я с ним так, механически, не по своему желанию. Помню, первый день встретила в наступлении, когда я «бегала» на передовую. Рослый, грязный, в грязи, глине, длинная шинель, как настоящий воин. Его я уважаю за храбрость, он настоящий советский воин, но воспитанием и образованием не блещет, — простой парень, артиллерист? Помню первые дни, проведенные вместе с Николаем. Почему у меня не хватило мужества отвергнуть его знакомство? Условия: холод и грязь, я раздета, нужна была помощь, он помог мне, иначе, словом, было нельзя. Вот и теперь он мне немного нравится, а остальное я принуждаю себя, вбиваю в голову мысль, что я его крепко уважаю, поэтому я скучаю, долго не видевши его. К чему я вбиваю мысль, что я даже люблю его? Потому что после Блохина я никого не уважала и не могу, а одинокой быть не хочется, хочется друга, еще что?
...Шли из бани, вспомнили, как наших девчат утащил фриц. Дуся Кекешева — очевидец всего, сама ушла из рук, Шамбарова притворилась убитой, а двое где-то — живы ли? В руках палачей. Вот теперь на немках мстить, но у меня уже нет сердца. Я ко всему хладнокровна. Как ни странно, но я скажу прямо, что я могу теперь убить не только немца, а любого, кого мне прикажут. Я не могу, я втянулась в такую жизнь, при спокойной обстановке у меня портится настроение. Я жажду боя — в этом в настоящие минуты заключается счастье моей жизни, но как сделать?
...Вы бы знали, на протяжении всей фронтовой жизни не было минуты, когда бы я не жаждала боя, хочу горячего боя, хочу идти вместе с солдатом. Я жалею, почему я не мальчик, — теперь никто бы не обращал внимания на меня, никто бы не жалел меня, я бы воевала от всей души. Сейчас поднялся вопрос, я сказала: «Хочу в наступление идти», — поверили Каля и Ева[7], которые знают мою натуру, все остальные: «Не трепись». А Ева доказала девчатам, что она слышала от солдат, как я сама лично лежала под немецкими танками, и что мне она вполне верит, ибо тогда тоже было добровольно.


archer

Чудесное фото



Пилот Элизабет Гарднер (Elizabeth L. Gardner) из американской службы W.A.S.P. (Women Airforce Service Pilots) — женской службы технических пилотов ВВС США, в кабине бомбардировщика В-26 «Мародер». Судя по серийному номеру машины, это один из 208 «Мародеров» модификации TB-26B, переделанных в буксировщики целей и для тренировки бортовых стрелков. Фотография сделана на военном аэродроме Харлинген (Harlingen Army Airfield). http://waralbum.ru/37014/

После войны была лечиком-испытателем. Дважды вынуждена была прыгать с парашютом из падающего самолета. На второй аварии парашют зацепился за самолет и запутался. Раскрыть его удалось только в 150 м над землей.
Вот в английской Вики про нее.
https://en.wikipedia.org/wiki/Elizabeth_L._Gardner
archer

(no subject)

Кстати, я таки дошла до буквы "К" в слове "передовую", в смысле, наконец-то выступила на Очень Важном Мероприятии по айкидо. Всего-то три недели перманентной паники и периодических возвращений домой в ночь-полночь с репетиций этого самого. Самое веселое воспоминание - как мы с мужем в четыре руки пришивали мне клубные шевроны на кимоно, он на один рукав, а я в это время - на второй. Потому что Д.-сэнсэй велел шевронам быть. Смешно, но когда-то в зеленой юности я хотела служить в армии (это было еще до того, как очевидные дефекты моей тушки поставили на этих мечтаниях крест), и вот тогда ррромантика всех этих лычек и нашивок мне весьма заходила. Почему всякая придурь в моей жизни осуществляется самым странным образом и очевидно не вовремя, кто б мне ответил? Ну да ладно, на спортивной арене я таки покрутилась, и даже, кажется, не вполне провально. Во всяком случае, предварительно я составила себе список ошибок, которые я, если что, могу себе простить, и решила сосредоточиться на том, чтобы не допустить те, которые в список не вошли. Потом с удивлением поняла, что, кажется, и список остался практически не осуществлен, ну т.е. кто молодец? я молодец.На будущее: осознание того, что с подлодки уже никуда не деться и то, что должно произойти, все равно так или иначе произойдет - дает +100 к хладнокровию. Впрочем, я это всегда знала - научиться бы только сразу впадать в состояние фаталистического приятия, минуя период беганья по потолку. Кстати, гран-мерси и низкий рэй моим товарищам по команде, которые стоически терпели все мои запинки и заминки на прогонах - и даже ни разу не попытались меня придушить. Я бы себя точно придушила.)
Впечатления странные, потому что я не встретила практически никого из тех, кого ожидала увидеть, и вообще на таких мероприятиях особо остро осознаю, насколько же я уже выпала из айки-тусовки: минимум знакомых физиономий, и меня мало кто узнает... Но это, наверное, неизбежный процесс, если ты не можешь/хочешь позволить себе постоянно ловить тренд. И вдобавок как огня избегаешь перехода в разряд профессионалов.
Самое приятное было, когда уже после всего мы с мужем пошли пешочком от спорткомплекса до дома и по дороге зарулили в кофейню. В кофейне уже вовсю Новый год и Рождество, гирлянды, мягко помаргивающие огонечки, веночки из искусственной хвои и Синатра из колонок. Я люблю все эти попсовые штуки, кто бы что там ни говорил об обществе потребления и хитрых коммерческих уловках. Как ни странно, это каждый раз немножечко про детство, хотя, казалось бы, в моем-то детстве не было ни этих леденцов в виде полосатых клюшек, ни венков, ни золоченых пухлых ангелочков на елках. Но зато был фильмец "Один дома", где куда больше грубоватых проделок маленького дьявола Кевина привлекала сама картинка Рождества - такого открыточного, такого теплого и уютного, что... в общем, страшная сила импринтинга - теперь в моем мозгу при словах "Новый год" и "Рождество" совершенно естественно уживаются колючий дождик и малость ободранная красная звезда - навершие советской елки и рождественские протестантского вида ангелочки вкупе с Синатрой. И им не тесно рядом, ну надо ж.
archer

Об акулах благодарных, о казармах лучезарных...

"Акулы из стали" Эдуарда Овечкина - удивительно добрая книга. Если объяснять, на что она похожа, то, конечно, на ум прежде всего приходит Покровский ("72 метра", например, по которой еще одноименный фильм снят). Это тоже просто сборник баек из жизни моряков-подводников, рассказанных языком сочным и красочным, позволяющим, так сказать, спинным мозгом и печенками ощутить, каково это - родину любить, причем сплошь и рядом - безответно. Тут, конечно, будет и самодурное начальство, и командир, что ближе отца и матери, и пройдохи-матросы, и трудное житье-бытье на затерянных у черта на рогах военных базах, и даже героизм одних, который, как водится, частенько является следствием разгильдяйства других. Овечкин, может, в сравнении с Покровским не столь искрометно остроумен (хотя пару моментов я зачитывала мужу вслух, после чего мы дуэтом рыдали от хохота), но он определенно мягче и определенно куда больше любит людей. А главное, за всем этим вполне рядовым маразмом армейской службы в разваливающейся стране, в отличие от Покровского, он явно видит некий смысл, эдакое "делай что должно и будь что будет", густо сдобренное флотским матерком.
Самые трогательные страницы, наверное, посвящены учебе - это немножко Киплинг, немножко "Сталки и компания", но даже лучше, потому что тут еще и вся морская романтика, и ностальгия взрослого Сталки о том и о тех, кого уже никогда не будет рядом.
Ну и "акулы", конечно. Во мне живет великое уважение к людям дела, а Овечкин явно из тех, кто в подлодки просто влюблен. Всегда интересно и приятно читать о том, что самому автору интересно, а на страницах "Акул из стали" подлодка - это чуть ли не главный (заглавный персонаж), прописанный с великой любовью и каким-то чуть ли не анимистическим чувством. Подлодка и море, которые, конечно, в своем сочетании сплошь и рядом обещают приятную прогулку под ручку со смертью, но это тот случай, когда на тонкой кромке бытия и небытия есть шанс узнать что-то важное о себе, о людях вокруг, о путях морских и не только.

...Так ни разу у неё с нами ничего и не получилось. Видимо, везучие мы просто. Но её присутствие ощущалось всегда: когда спишь, ешь, чистишь зубы, пишешь стихи, учишь матчасть, проводишь занятия, несёшь вахту, мечтаешь о тёплом солнце на подводной лодке, то всегда рядом с тобой Смерть. Она смотрит на тебя с любопытством школьника, впервые увидевшего колоду порнографических игральных карт, и ты не можешь игнорировать этот взгляд. И думать о нём ты тоже не можешь, а то с ума сойдёшь. Такой вот дуализм. И этому нигде и никогда не учат – или вы умеете так, или нет.
archer

(no subject)

Тут по телеку крутили сериал "Лето волков", я посматривала краем глаза и в который раз убеждалась, что вот есть книги, которые почти невозможно, наверное, внятно экранизировать. И "Тревожный месяц вересень" Виктора Смирнова, по которой снято это самое "Лето..." - как раз из таких. Я не очень люблю книги и фильмы про ту войну (много раз писала), мне это всё слишком больно, но "Вересень" как раз из тех, которые я читаю и перечитываю (как пересматриваю "В бой идут одни старики"). Сложно вот так с кондачка объяснить, почему.
Фабула-то там проста и вполне соответствует киношной. Молодой солдат Иван Капелюх после тяжелого ранения отправлен восстанавливаться на родину. Родина у нас - глухое село на границе Украины и Беларуси. И попадает Иван аккурат из огня да в полымя, потому как хоть немцев из села и прогнали, но непролазные леса вокруг заняты бандой бывших полицаев. Которым почему-то очень важно это село... Дальше там будет немного интриги - но совсем простенькой, пара смертей, пара боев из тех, которые не попадают в военные сводки, и одна любовь.
И вот в фильме всё так - да не так. Collapse ).
archer

(no subject)

Ну конечно же, дождь должен был собираться-собираться весь день, чтобы пойти аккурат в тот момент, когда я вышла на тренировку. Ну и ничего, потркнировались под дождем. В какой-то момент вышло солнце и мы выполняли комплекс прямо меж двух радуг - одной, распустившейся павлиньим хвостом на фоне глухо-серых туч и второй, обратно-изогнутой в отражениях мокрого асфальта.
Систематических занятий сейчас, увы, как-то не выходит, народу ходит мало, а старшим ученикам, понятное дело, интереснее вместе отрабатывать свои продвинутые штуки, а не возиться со мной.В то же время каждый раз, когда я начинаю досадовать, что топчусь на месте, оказывается, что там один что-то подсказал мимоходом, там другой подправил - и в итоге дело движется, хотя и совсем не так, как я обычно привыкла. Повторяю себе, что любое знание ценно и любой опыт идет в зачет - вне зависимости от того, какими ожиданиями мы его нагружаем.
Тут мне сунули в руки этот их китайский шест - нечто вроде японского бо, только еще и сужающийся к одному концу. Интересная работа и после айкидошного дзе - непривычная: другая дистанция, другой баланс и даже хват иной - под локоть и прижав к телу. И тем не менее много общего, я даже вздохнула с облегчением - эту штуку оказалось гораздо проще понять, чем мудреную китайскую рукопашку. С рукопашкой все непросто: во время отработки шоу-тао, техники рук, один из старших заметил: "Ну у тебя и постановка рук - такая прям конкретно боксерская, с подъемом плеча при ударе". Ну да, пришлось признать, что после того как два года при опущенном плече молниеносно получаешь по физиономии - таки да, приобретается определенная привычка. В ушу же принято плечи держать мягкими и опущенными. Но, думается мне, я не готова пока радикально отказываться от усвоенного. Вообще в этом смысле мне трудно - есть уже сложившиеся представления о верном и неверном, подходящем или нет - и они порой вступают в прямое противоречие с тем, что от меня требуется сейчас усвоить. Эти размашистые ушуистские движения после лаконичных и прямолинейных японских (я уж молчу про бокс) - это какая-то боль. Но - любое знание стоит, как минимум, внимания, так что посмотрим. Все равно, чую, это не конечная остановка.
кицунэ  метла

(no subject)

Странные у нас все-таки снимают современные фильмы о Великой Отечественной. То ли общество уже настолько привыкло к относительно мирной жизни, что уже и не представляет себе логику людей под пулями, то ли сценаристы исповедуют какую-то свою очень специфическую логику, требующую драмы-драмы по всем фронтам, в ущерб вкусу. Вот, например, тема такая, сама по себе драматичная: женщина на войне. Сейчас модно вводить в фильмы сильных героинь, но, кажется, в чем эта сила должна заключаться, нашенские не очень понимают. Они полагают, что баба с винтовкой сама по себе должна восприниматься как амазонка, уже по факту наличия винтовки, чего еще надо. Collapse )