megumi_ikeda (megumi_ikeda) wrote,
megumi_ikeda
megumi_ikeda

Category:
Братику прописали очки. Он в них - внезапно - выглядит плакатным таким отличником, прямо из советского агитпропа. Стоит, до-олго рассматривает себя в зеркале.
Резюмирует:
- Мама в очках, бабушка в очках, тетя в очках, Мегуми в очках... - с удовлетворенным вздохом - и я теперь в очках буду!

Вот у меня в свое время не хватило позитива так отнестись к своей очкастости.
Он у нас вообще ходячий мешочек со смехом. Единственный оптимист на весь клан меланхоликов и пессимистов.

* * *

Холод, колючий, как стеклянные осколки, и бесстыже-синее небо, временами издевательски роняющее скупые пригоршни снежной трухи. Вот как это понимать вообще?! Нам выключили европейскую зиму и взамен предложили казахстанский аналог?
Пришлось занести елочку с балкона в квартиру - -9 и полное отсутствие снега - это для нее слишком, начала промерзать земля в горшке. Стоит теперь на подоконнике, рядом с орхидеями. Орхидеи недовольны - теперь им приходится выносить куда более низкий температурный режим: окно все время приоткрыто, иначе от жары елка облезет. Орхидеи негодуют, но усердно цветут. Сюрреализм как он есть - белые крупные цветки тропического растения - рядом с елкой.

* * *
Станция "Пушкинская", как водится, битком забита будничными усталыми толпами, сейчас еще придавленными предпраздничной суетой. Среди усталых лиц - два девчоночьих, искрящихся весельем. В руках одной из них - маленький аквариум, темно-зеленый, лучащийся, как драгоценный камень. Два носа почти прилипают к прохладному стеклу, две пары глаз внимательно и восторженно высматривают кого-то, прячущегося в зарослях темных водорослей.

* * *

В книжном магазине - дивная парочка. Мелкая девчонка в теплой вязаной шапке, из-под которой торчат рыжеватые африканские косички - много-много косичек. И высокий - чуть ли не на две головы выше - очкастый парень, похожий на цаплю. Стоят возле книжных полок, что-то там выбирают из классики, он ей кого-то советует, кого-то не рекомендует, словом, консультирует. Все это обстоятельно, с экскурсом в биографии авторов. Сначала думала - ну надо же, какой девчонке попался хороший ухажер. Когда, однако, из-за полок вырулил второй парень и обратился к первому - по имени-отчеству - поняла, что то не ухажер с дамой сердца, а преподаватель привел учеников в книжный. То ли старшая школа, то ли колледж. Что, конечно, не исключает ни влюбленности, ни даже любви.

* * *

Последние рабочие дни выдались особенно пакостными. От расстройства спасалась новой книгой Марины Москвиной - купила в книжном, невзирая даже на немаленькую цену. Называется "Учись слушать. Серфинг на радиоволне".
Забавно то, что писательница - человек совершенно не моего мира. По идее, Москвина и ее книги должны были бы меня раздражать - весь этот разухабистый нью-эйдж в духе Баха и Коэльо и даже поотвязнее, этот совершенно непотопляемый оптимизм и готовность раскрыть объятия чему и кому угодно - от валютного мошенника или очередного шизотерического гуру до инопланетянина, буде такой появится. А вот поди ж ты - пара страничек Москвиной, торопливо прочитанных в поезде, среди утренней толчеи, действуют на меня не хуже стакана свежевыжатого витаминного сока - такая ударная доза любви и искреннего интереса к текущей жизни во всех ее проявлениях.
О чем книга? Сложно сказать. Наверное, во-первых о любви к профессии. Марина Москвина - радиожурналист с огромным стажем и в "Учись слушать" пытается показать всю кухню своей профессии - при этом в стремлении дойти до самой сути спускается аж на какой-то молекулярный уровень, подробно рассказывая обо всех тех интуитивных озарениях-предчувствиях-случайных связях, которые в итоге формируют столь дорогое ее сердцу звучание мирового эфира. Читать написанное человеком, влюбленным в свое дело, - это всегда такой витальный заряд, глоток живой воды, отверзающей очи на всю красоту мира.
А еще это книга - о людях. Недаром Марина признается, как важно для нее попытаться сохранить, сберечь от небытия хоть голос, хоть отзвук, хоть эхо отзвучавшего слова. И каждое слово для нее - драгоценно.
Многие имена из называемых ею неожиданно отозвались и во мне - далеким эхом некогда произведенного впечатления, отблеском зажегшегося когда-то света: Юрий Коваль, чей "Недопесок" до сих пор занимает почетное место на моей полке любимых книг, Жан Ванье, за чьей книгой "Каждый человек - священная история" я когда-то ехала через полгорода в предновогоднюю метель, а потом читала ее целую неделю, по многу раз возвращаясь к прочитанным абзацам, иппотерапевт Петр Гурвич, имя этого человека мне знакомо по светлым и пронзительным "Письмам из Коврова", о которых я ничего не решусь написать... Джазовые музыканты, странные художники, сумасшедшие искатели истины... Оказывается, всех их Марина Москвина знала и любила и бережно старалась сохранить хоть отзвук, хоть эхо эха...
Это уж не говоря о таких громких, всем говорящих именах Юрия Никулина, Рины Зеленой, об их обладателях Марина тоже рассказывает - со своим всегдашним мягким восторженным изумлением, прибавляющим к с детства знакомым обликам что-то новое, нежное и очень светлое.

Хорошая книга. Рекомендую всем, кому пасмурно.
Tags: зарисовки с натуры, книгофил!, повседневность, хорошие книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments