megumi_ikeda (megumi_ikeda) wrote,
megumi_ikeda
megumi_ikeda

Коллега подобрала по дороге в офис ребенка голубя. Страшный.Торчащие перья вперемежку с еще не сошедшим младенческим пухом, выпуклые глазищи полуприкрыты пленчатыми веками... словом, космический пришелец из малобюджетного фильма.
Вот примерно такой (фото взяла из Интернета)

Короче, всем понятно, почему в норме голуби не выпускают своих отпрысков из дома до совершеннолетия? Однако ж этому бедолаге не так повезло, и остался он на улице один и без присмотра.
Я полезла гуглить об условиях содержания и выкармливания таких бедолаг. Почитала про голубей, а потом и про других птенцов. Впечатлилась вот этим абзацем про выкармливание совят: "При отсутствии мышей или цыплят некоторое время можно кормить свежей постной курятиной (для прокорма птенцов надо покупать кур дорогих, с гарантией качества, поскольку дешёвые куры часто бывают обработаны химреактивами для придания свежего вида, что обязательно приведёт к отравлению Вашего питомца)". От дешевых окорочков совы дохнут. Запомните, люди. Дешевые "ножки Буша" покупайте только на свой стол. Вам сойдет.
До конца рабочего дня сирота просидел в картонной коробке, очень тихо и не отсвечивая.) По ассоциации я немедленно вспомнила чудесный эпизод из любимейшей книги Конрада Лоренца, про маленького динго в портфеле. Кому интересно - прошу под кат.

Как-то в пасмурный день 1939 года мне позвонил мой близкий друг, профессор Антониус,
директор Шенбруннского зоопарка.
– Вы говорили, что хотели бы дать вашей собаке на воспитание маленького динго. Шесть
дней назад одна из наших динго ощенилась; приезжайте немедленно и выберите какого
хотите…
Услышав эту ошеломляющую новость, я тотчас же бросился в зоопарк, хотя у меня было
какое-то важное дело. Я легко заманим совсем ручную и очень добродушную мать-динго в
смежное помещение, а сам выбрал из копошившихся в ящике рыжевато-коричневых меховых
клубочков единственного кобелька, на котором не было никаких меток, свидетельствовавших о
том, что его предки были когда-то спутниками человека.
Динго – это очень интересное животное, это единственное крупное млекопитающее, не
принадлежащее к подклассу сумчатых, которое было обнаружено на Австралийском
континенте, когда он был открыт.
...Мне хотелось составить собственное мнение о сущности натуры динго и о его поведении
с домашними собаками, а потому я решил вырастить щенка-динго у себя дома. Удобный случай
представился, когда Сента, мать Стаси, и самка-динго в Шенбруннском зоопарке забеременели
одновременно.
Я как раз засунул моего динго в портфель, когда Антониус внезапно взглянул на часы и
воскликнул:
– Боже мой! Мне пора. Я должен быть на похоронах старика Вернера! А вы разве не
идёте?
– Конечно, иду! – Тут я вдруг сообразил, что именно это важное дело маячило все время
где-то у меня в памяти.
Профессор Фриц Вернер был моим учителем, и я питал к нему глубочайшее уважение – в
наши дни трудно найти человека, который знал бы животных так, как он. Его узкой
специальностью была герпетология, то есть он занимался амфибиями и рептилиями, но в то же
время он был выдающимся зоологом широкого профиля и принадлежал к тому ныне почти
исчезнувшему типу учёных, которые способны с одного взгляда узнать любое ползающее или
летающее существо. Его эрудиция была огромна и охватывала буквально все классы животного
мира. Ходить с ним на экскурсии было столь же интересно, сколь и поучительно, потому что он
почти без колебаний сразу же называл практически любое живое существо. Те, кто бывал с ним
в его многочисленных экспедициях в Северной Африке и на Ближнем Востоке, рассказывали
мне, что фауну этих областей он знал не худе, чем фауну своей родной страны. Вдобавок
профессор Вернер с большим успехом разводил животных в неволе, и я получил от него массу
сведений о том, как нужно содержать террариумы.
И вот теперь я оказался в весьма затруднительном положении: я хотел отдать последний
дог моему глубоко почитаемому учителю, но в то же время мне нужно было как можно скорее
доставить динго к его приёмной матери в Альтенберг. Однако я был уверен, что щенок будет
спокойно спать в теплом гнезде, которое я устроил для него у себя в портфеле, а потому мы
отправились из Шенбрунна прямо на кладбище. Я надеялся затеряться где-нибудь в конце
процессии, но профессор Вернер был холостяком и почти не имел родственников, и мы с
Антониусом, как ученики покойного, которых он всегда отличал, вынуждены были идти за
гробом в первых рядах. И вот, когда мы, полные искреннего горя, стояли перед открытой
могилой старого зоолога, из глубины моего портфеля внезапно раздался тонкий,
пронзительный вопль – вопль щенка, призывающего мать. Я расстегнул портфель и сунул в
него руку, чтобы утихомирить маленького динго, но он только завизжал ещё пронзительнее.
Мне оставалось одно – поскорее скрыться. Я осторожно пробрался сквозь густую толпу, а
Антониус, как настоящий друг, последовал за мной. Подавив смех, он сказал:
– Это оскорбило чувства всех, кто там присутствовал… кроме старика Вернера. – И на
глазах у него показались слезы.
И как знать? Возможно, из всех, кто стоял у могилы, ближе всех старому профессору
были мы с маленьким динго в портфеле.


Щенки динго
Tags: звери, повседневность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments