megumi_ikeda (megumi_ikeda) wrote,
megumi_ikeda
megumi_ikeda

Categories:
Вот не так уж часто на самом деле от печатного текста приходишь в состояние прямиком по популярному мему "бежит орет". Но у меня сейчас именно тот случай. Это я книжку про генетику читаю, Карла Циммера, "Она смеется как мать", и как раз дошла до истории семьи Волвертон. Что это за семья? О, очень известная, хотя чаще их все-таки называли по псевдониму, придуманному их биографом Генри Годдардом, семьей Калликак (по синтезу двух греческих слов: kalos - хорошо, kakos - плохо). Про них есть статья в Википедии и материалы на многих ресурсах, да и сам Циммер подробно расписывает эту историю, так что я обойдусь кратким изложением. Началось все с того, что пока мир стоял на пороге XX века и сопряженных с ним великих потрясений, на пороге Вайнлендской специальной школы (США, Нью-Джерси) стояла восьмилетняя девочка Эмма Волвертон, которой предстояло оказать огромное влияние на этот самый мир. Матери Эммы, Мелинде, не слишком везло в личной жизни, а по тем временам для женщины это означало невезение в жизни вообще. Семнадцати лет она начала работать служанкой, но вскоре забеременела. Дружок жениться отказался, хозяин выгнал, так что своего первенца, Эмму, Мелинда родила в богадельне. Потом ей немножко повезло, нашлись благодетели, забравшие юную мать с ребенком из казенного дома и давшие ей работу, но... новая любовь, новая беременность. Правда, в этот раз кавалер согласился узаконить отношения, но брак все равно не задался. Вскоре муж обвинил Мелинду в интрижке с соседом и покинул ее. Покинул беременной третьим ребенком. Сосед, в свою очередь, согласился жениться, но двое детей от предыдущих связей ему оказались не нужны. Так стараниями все тех же благодетелей старшая дочь Мелинды оказалась в школе-интернате для детей с отставанием в развитии. Трудно сказать, были ли у девочки на тот момент интеллектуальные нарушения и какого характера. Данные при поступлении гласят, что она была упряма и не усердна в учебе. Вместе с тем весьма вероятно, что опекуны Мелинды и Эммы дали ребенку такие определения именно для пристройства в интернат - не потому что подозревали ее в слабоумии, а просто потому что интернат был передовой, с гуманной педагогикой, собственным зоопарком и поездками на море, попробуй еще поищи такой для здорового дитяти! Как бы то ни было, Эмма оказалась в интернате, где ее жизненный путь вскоре пересекся с путем психолога и одного из отцов-основателей евгеники Генри Годдарда. За словом "евгеника" сейчас тянется понятно какой шлейф, но Годдард едва ли был эдаким доктором Зло из комиксов. Сам пережив трудное детство, он искренне хотел помочь больным детям и найти способ сделать их нормальными членами общества. С этой целью он активно изучал природу интеллектуальных расстройств. Эмма согласно проведенным им тестам была отнесена к категории моронов - то есть по придуманной им классификации относилась к наиболее адаптированному виду слабоумных и всего лишь испытывала трудности в обучении и на пару-тройку лет отставала в развитии от среднего ребенка. Задавшись целью найти источник расстройств, Генри Годдард набрал целый штат помощниц и направил их по городам и весям изучать родословную своих подопечных. Поскольку дети из школы-интерната редко имели аристократических предков и не могли похвастать письменно зафиксированными генеалогическими древами, источником сведений чаще всего становились рассказы соседей, знакомых и родственников. Отчет одной из помощниц, занимавшейся поисками родни Эммы Волвертон, впечатлил Годдарда сильнее всего. Если верить помощнице, род Эммы начинался с того, что некий Джон Волвертон, проходя военную службу в годы Гражданской войны, разнообразил армейские будни интрижкой со слабоумной служанкой одного из трактиров. Жениться он, естественно, не женился и вскоре уехал на родину, даже не узнав, что у бедной девушки родился сын, которого она также назвала Джоном. Далее род Волвертонов разделился полярно: на одном полюсе оказались благочестивые потомки от законного брака Волвертона с молодой квакершей, всё сплошь люди степенные и респектабельные, на другом - плоды греховной связи с трактирной служанкой, настоящий паноптикум из алкоголиков, блудниц, кровосмесителей и черт знает кого еще, последней веточкой на этой части древа стала Эмма. Такой практически библейской историей проклятия за грехи отцов Годдард впечатлился до печенок и круто изменил направление своей деятельности. Если до этого цель он видел в том, чтобы помочь несчастным детям скомпенсировать свои изъяны и адаптироваться к жизни в обществе, то теперь считал своим долгом прежде всего защитить общество от этих детей и расползающихся генов слабоумия и вырождения. На основе родословной Эммы Волвертон он написал книгу, где описал ее семью под фамилией Каллокак, а ее саму вывел как Дебору Каллокак. Правда, при этом ничтоже сумняшеся иллюстрировал свой труд фотографиями реальной Эммы. Но, видимо, он не видел ничего страшного в таком нарушении ее приватности, ведь Эмме теперь было не суждено когда-либо выйти из-под опеки интерната. Отныне она наряду со множеством других воспитанников была признана Годдардом неисправимой, ведь разве можно выкорчевать изъян, пустивший настолько глубокие корни? Книга "Семья Каллокак" стала бестселлером, причем не только в научных кругах. В частности, ее очень внимательно проштудировал один молодой политический лидер в далекой Германии.Годдард стал авторитетом в вопросах интеллекта и наследственности. Среди прочего ему поручили разработать систему тестов на интеллект для прибывающих в США иммигрантов. Результаты оказались удручающими - более 80% евреев, итальянцев и славян были признаны интеллектуально ущербными. Правда, сам Годдард уже подозревал, что в этом есть некое искажение, в конце концов, крестьянину, например, совершенно не принципиально уметь пользоваться часами или знать календарь, свою роль мог играть и языковой барьер, но... маховик был запущен, идеи окончательно зажили своей жизнью.
Также Годдард высказывался в поддержку стерилизации признанных слабоумными людей, особенно женщин, и подобные операции действительно имели место в тюрьмах США в начале XX века (впрочем, подлинный размах эта практика приобрела в совсем иных краях). Дальнейшее развитие идей евгеники, кажется, всем известно, но что же с Эммой?
Эмма так и жила свою маленькую жизнь под опекой интерната. Она работала няней для детей сотрудников; воспитанники ее обожали. Также она трудилась в больнице при интернате, во время эпидемии даже исполняя обязанности медсестры. Очень любила участвовать в любительских спектаклях. Имела, по-видимому, роман с подсобным рабочим, которого из-за этого попросили на выход. Но так никогда и не стала дееспособной, не устроилась на работу во внешнем мире и не создала семью.
После Второй мировой идеи евгеники подверглись жесткой критике, и исследования Годдарда стали пересматриваться. Появившиеся новые научные знания и методы заставляли усомниться, что единственная слабоумная девушка могла оставить столь значительный след в родословной огромного числа людей. Были раскритикованы и придуманные им тесты - очень субъективные, и методы сбора информации. А уже в 80-е годы, решив перепроверить историю "семьи Калликак", ученые заново собрали сведения и выяснили, что Годдарда дезинформировали. Помощница, проводившая опросы, так и не смогла выяснить ни имя, ни дальнейшую судьбу девушки из трактира, и идея, что "плохой" Джон Волвертон был сыном "хорошего" от служанки, по-видимому, была плодом домысливания или некритично воспринятой сплетни. На самом деле он скорее был троюродным братом. И не так уж он был и плох, закончив жизнь зажиточным фермером, а вовсе не маргинализировавшимся алкоголиком. Маргинализировались уже его потомки, причем скорее из-за финансового разорения, вызванного общим кризисом у фермеров, чем из-за дурной наследственности. Да и то наряду с алкоголиками и распутницами в этой ветви рода были и вполне честные граждане, сумевшие найти дорогу из бедности, - банковские служащие, полицейские, учителя и даже военный летчик. Да и беспутная Мелинда, мать Эммы Волвертон, в конце концов остепенилась и прожила долгую жизнь со своим вторым мужем в роди почтенной фермерши и хранительницы очага. Никаких данных о том, что Эмма, если бы ей позволили жить самостоятельно, непременно пустилась бы во все тяжкие, не было и быть не могло.
Впрочем, сама Эмма об этом так и не узнала. До самой смерти она очень любила Вайнледский интернат и называла его своим домом, а Генри Годдарда считала своим другом и радовалась открыткам от него. Вероятно, к счастью.
Tags: человековедения
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Наконец дошли руки (глаза? мозги?) до просмотра "Мандалорца", теперь прям удивляюсь, чего ж раньше не было энтузиазма на это дело. Потому что это…

  • Графика

  • Сходил, блин, за хлебушком...

    То есть на почту.…

  • (no subject)

    Были в крокусовском океанариуме, там много всяких фантастических тварей. Одни только подписи к аквариумам можно читать как поэзию. Удивительно, ведь…

  • Эволюция...

    ... бессердечная ты сука. Ровно три дня понадобилось голубю, чтобы прочухать, как добывать семки из хваленой озоновской антиголубиной кормушки. Ему…

  • В порядке продления праздников...

    ...сообщаю, что на радио "Арзамас" очень милая серия коротеньких подкастов про рождественские песни, из которых можно узнать, например, о том, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Наконец дошли руки (глаза? мозги?) до просмотра "Мандалорца", теперь прям удивляюсь, чего ж раньше не было энтузиазма на это дело. Потому что это…

  • Графика

  • Сходил, блин, за хлебушком...

    То есть на почту.…

  • (no subject)

    Были в крокусовском океанариуме, там много всяких фантастических тварей. Одни только подписи к аквариумам можно читать как поэзию. Удивительно, ведь…

  • Эволюция...

    ... бессердечная ты сука. Ровно три дня понадобилось голубю, чтобы прочухать, как добывать семки из хваленой озоновской антиголубиной кормушки. Ему…

  • В порядке продления праздников...

    ...сообщаю, что на радио "Арзамас" очень милая серия коротеньких подкастов про рождественские песни, из которых можно узнать, например, о том, что…