megumi_ikeda (megumi_ikeda) wrote,
megumi_ikeda
megumi_ikeda

Categories:

Про искусство помирать так с музыкой и одну упрямую старую деву

Мне тут Сеть напомнила про одну мою любимицу из когорты жестоковыйных английских леди. Видите это фото?



Смешная фигнюшка на голове, глухое платье с нелепыми буфами, поджатые губы... Типичная небогатая старая дева викторианской эпохи, из тех, что заполняли свои дни беседами с викарием, сплетнями о соседях и руганью со служанкой. И Мэри Кингсли действительно имела все шансы прожить именно такую жизнь, более того, от нее только этого и ожидали. Нелюбимая дочь в несчастливом браке врача и путешественника, женившегося на своей служанке, очевидно, исключительно по причине беременности последней. Отец Мэри поступил как порядочный человек, дав свою фамилию женщине, которая не была ему близка ни интеллектуально, ни социально, и счел на этом свои обязательства выполненными. Дома он появлялся крайне редко, а его вконец дезориентированная жена в прямом смысле слегла, одолеваемая многочисленными хворями. Была ли то чисто физиологическая неполадка или причиной всему психосоматика, но мама маленькой Мэри почти все время проводила в постели и в глубокой депрессии. И ухаживать за ней приходилось... как вы догадались? Ну в самом деле, не брату же Чарльзу брать на себя эту миссию! Его ждала другая участь, о его образовании даже худо-бедно заботились, Мэри же никто ничему не учил. В то время девочек чаще всего обучали на дому, но мама Мэри ни по здоровью, ни по культурному уровню не годилась на то, чтобы руководить образованием дочки. Так что единственной школой девочки стала отцовская библиотека, заполненная множеством вкусно пахнущих толстенных фолиантов по медицине, естествознанию, латыни, математике. Книги научили Мэри мечтать - и если понимать, что единственными образцами жизненного пути для нее были вечно хворающая мать и вечно путешествующий отец, то не возникает вопроса, на кого же ей захотелось быть похожей. Между тем путешествия ей могли только сниться - помимо всех ограничений, какие накладывала на женщин та эпоха, у Мэри был и дополнительный груз - родительница, которая даже пищу соглашалась принимать только из ее рук, не признавая ни сиделок, ни служанок. Поэтому когда в 1892 г. Мэри потеряла обоих родителей, неудивительно, что ощутила она не освобождение, а полнейшую растерянность. Ей было 29 лет, она не получила никакого систематического образования, она не была нужна никому в мире и лучшее, что ей светило, - быть приживалкой при родном брате. Чтобы хоть немного отвлечься от невеселых перспектив, Мэри отправилась в путешествие на Канары - и там-то познакомилась со множеством людей, отправлявшихся на освоение Африки. Тогда этот континент был на слуху - считалось, что он предоставляет огромные экономические возможности для белых колонистов (мнение исконных владельцев земель, конечно, в расчет не принималось). Африка... Там, где другие видели возможность быстрых денег, Мэри представлялись экзотическая природа, странные люди и нравы, максимально далекие от душного мирка старой девы. А не отправиться ли ей в Африку?.. В Западную, например, Африку, "самый смертельный уголок планеты", как посулили Мэри знакомые врачи, показав карту распространения малярии. Что ж, ей это подходило. Если впереди только тихое убогое угасание - почему бы не попробовать поставить на кон всё? И Мэри поставила. В августе 1893-го, составив завещание, она взяла один билет на сухогруз. Дальше были одинокие маршруты пешком и на утлых лодчонках в сопровождении туземных сопровождающих, ночевки в хижинах и на голой земле, ловля рыбы в кишащих крокодилами речках, странные люди и странные разговоры, триумфальное возвращение с образцами рыб и предметами местных культов. И новая поездка. Она ночевала где придется, ела что придется, иногда разделяя с местными их трапезу из личинок и улиток, ловила и препарировала рыб и насекомых, гребла в каноэ, проникалась презрением к миссионерам, рьяно уничтожающим местную культуру (впрочем, с одной миссионеркой из Шотландии, больше 20 лет прожившей в джунглях, она таки крепко подружилась - возможно, на почве общей любви к английскому чаю). Она носила корсеты и многослойные юбки, считая, что путешествие не оправдывает отступление от правил приличий (и кстати, юбки, как оказалось, могут спасти жизнь, если проваливаешься в охотничью ловушку), отмахивалась зонтиком от крокодилов, угодив в болото, где они кишмя кишели, она ночевала в деревне людоедов, спокойно засыпая под их кровом, она писала замечательные, сухие и саркастичные дневники, которые по приезде превращались в бестселлер. Она начала бороться против дискриминации чернокожего населения, в отношении которого мнение английской общественности штормило от "это дикари-полуживотные" до "это простодушные дети, нуждающиеся в воспитании", доказывая, что они ни то ни другое, но люди со своей сложной культурой. Удивительно, что при всем притом суфражисток она не поддерживала - должно быть, не могла понять, зачем кому-то что-то доказывать, когда просто можно пойти и делать, что хочется - точка зрения, типичная для человека, которому нечего терять. Впрочем, она же и написала, что "никто не обращает внимания на то, что женщина приносит себя в жертву у плиты, но все дивятся тому, что она идет по стопам мужчин, по пути зачастую куда более легкому".
...Смерть все-таки нашла ее в Африке, в 1900 г., во вторую англо-бурскую, когда она работала медсестрой в госпитале для военнопленных и заразилась тифом. Похоронили ее в море, возле мыса Доброй Надежды. Говорят, гроб, вместо того чтобы затонуть, весело поплыл по волнам - будто Мэри решила продолжить путешествие в неведомое.
"Я не из мира людей, мой народ - это мангровые леса, болота, реки и море - мы понимаем друг друга идеально. Их поведение не путает мое сознание в той степени, как люди со всеми их заботами".

Основной источник - книга М. Канкимяки, "Женщины, о которых думаю ночами"
Tags: ЖЗЛ, вдохновляет, женская история
Subscribe

  • (no subject)

    Зашел тут как-то разговор о взрослении и взрослости. В частности, прозвучало довольно популярное мнение, что современный человек постыдно инфантилен…

  • (no subject)

    Тут в какой-то мимопроходящей сетевой дискуссии уцепила чье-то возмущение сценой из вильневской "Дюны" (которая в данном случае повторяет сцену из…

  • (no subject)

    Осознание того, насколько же сместились возрастные рамки всего за пару-тройку поколений, настигает внезапно за чтением фантастической книжки,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments