megumi_ikeda (megumi_ikeda) wrote,
megumi_ikeda
megumi_ikeda

Categories:
Недавно за завтраком, перещелкивая каналы телека, наткнулась на какую-то рекламу нового кухонного девайса - чудо-печки, которая как бы микроволновка, но не микроволновка, в нее можно вот просто закладывать самые разные продукты - от хлебушка для тостов до нарезанной картошки - и она все сделает в лучшем виде, а кроме того, об нее совершенно невозможно обжечься, так что кухня отныне становится самым безопасным местом для детей. И почему-то представилась мне эта совершенно безопасная кухня, равно как и совершенно безопасные детская, гостиная и вообще - ближайшая среда обитания, и каково в этом расти будет, когда оно действительно так станет. Почему-то меня тревожит идея появления целого поколения людей, не знающих, что такое обжечься или ссадить локоть об угол. Хотя, конечно, идея профилактически бить кувалдой по голове - тоже так себе, да и поколения травматиков у нас уже были - ничего хорошего. Возможно, когда мы действительно сумеем создать абсолютно безопасную среду в местах повседневного обитания, нам придется придумывать какие-то специальные квесты для подрастающих детей, чтобы они все-таки имели опыт физического и психического дискомфорта и умели с ним справляться. У Ефремова вот в описываемом им будущем молодежь обязательно проходила некие испытания - Подвиги Геракла, связанные с решением трудных практических задач, у Стругацких вроде тоже что-то такое было, и в любом случае школы-интернаты мира Полудня походили скорее на английские элитные школы с их муштрой и потасовками, чем на уютное пространство безграничного релакса.
Но, конечно, до тотальной безопасности в повседневной среде пока ой как далеко. А вот пространство детской культуры, литературы в частности, действительно в последние десятилетия активно зачищается до полной безопасности - все эти маркировки возрастные, зачастую ставящиеся сильно с запасом, возмущения тем, что в "Острове сокровищ" пираты пьют и курят, или вот читала претензии к одной из моих любимых книг детства - "Роликовым конькам" Рут Сойер, мол, зачем писательница "убила" маленькую девочку, о которой заботилась главная героиня, что это вообще за мода у писательниц XIX-XX веков травмировать читателей? Я даже прям задумалась, стоит ли отвечать на это, что дети таки действительно иногда умирают - и, может, именно поэтому автор так и написала? Вовсе не желая прицельно кого-то шокировать, а просто отображая реальность, в которой, как ни крути, ее читателям предстоит жить?
И вот почти сразу после этого Сеть приносит мне прекрасное совершенно интервью Линор Горалик, где как раз про это всё - и про творчество, и про бережение детей от сильных эмоций, и вообще это тот случай, когда в самих формулировках мне чудится какая-то математическая красота - вербализованные числа Фибоначчи какие-то.)
"...я не верю в существование единой массы «детей», все дети очень разные, ровно, как и все взрослые. Я пишу, мне хочется думать, для таких детей, которым прямой разговор о страхе важен. Важен вот почему: я часто думаю о том, что ребенок живет в эмоциональном мире, ничем не отличающемся от мира взрослых: те же страсти, те же большие эмоции, только у ребенка, в отличие от взрослого, нет никакого инструментария, чтобы со всем этим справляться. Нет даже того элементарного жизненного опыта, который взрослому, в конце концов, говорит: «Ты дожил до этого момента? Переживешь его и доживешь до следующего. Если тебя не убили предыдущие события твоей жизни, то и эта, дай бог, не убьет». У ребенка нет и этого, не говоря уже о реальном инструментарии, позволяющем переменить обстоятельства своей жизни: встать и уехать в другой город, встать и выйти из своей семьи, встать и переменить «работу» — школу, сад (за редчайшими исключениями).

Даже при самых поддерживающих, понимающих и слушающих родителях ребенок зачастую ничего этого не может, он — заложник своей ситуации. И при этом никто еще и всерьез не говорит с ним о больших страстях: вдобавок ко всему взрослые очень часто отказывают ребенку в признании его чувств. Например, мы обесцениваем любовь ребенка, если это не любовь к маме с папой и братику с сестричкой, а любовь романтическая: мы омерзительным образом почему-то считаем детские любови, например, «умилительными». Это стыдно и безжалостно с нашей стороны. Мы считаем смешными детские разрывы отношений, потому что «ну дети же ссорятся», но ведь они чувствуют то же самое, что чувствуем мы, когда ссоримся со своими близкими, только они еще хуже умеют не делать друг другу больно и еще хуже умеют проживать то, что получилось. Мне кажется, что с ребенком нужно и можно говорить о страстях точно также, как мы это делаем с другом, если не больше, и я привела только один, очень небольшой, пример.
...Есть, например, гуманистический подход, который говорит: «Ну, зачем мы заставляем пятнадцатилетних читать „Анну Каренину“? Какое им может быть дело до мучений мужа Анны по поводу того, как именно он должен ее простить или не простить?» Мне кажется, что для многих детей этот подход — не очень-то гуманистический: он говорит, что ребенок не поймет разговора о больших страстях, потому что они — исключительная принадлежность мира взрослых. Но есть ребенок (и тем более — пятнадцатилетний, практически взрослый человек), который отлично понимает, что это такое — любить другого человека, видеть, как он ускользает у тебя из рук, знать, что ни ты, ни он ничего не можете с этим поделать, и чувствовать, что непрощение сожжет и погубит твою душу. Если попробовать говорить про «Анну Каренину» с пятнадцатилетними из этой перспективы, она, может быть, станет одной из по-настоящему важных книг в их жизни, но для этого надо сойти со взрослой табуреточки и перестать обесценивать чувства тех, кто сидит перед тобой в классе. Я ни на секунду не считаю, что это легкая задача, я просто думаю, что было бы очень здорово, если бы мы, взрослые, пытались ее решать — хотя бы ради некоторых детей.
https://gorodprima.ru/2018/11/19/linor-goralik-skazka-eto-proektivnyj-test/

Прям вот очень отозвалось.
Tags: вдохновляет, околитературное, человековедение
Subscribe

  • (no subject)

    Чем больше читаю всякого научпопа про мозги, тем больше подозреваю, что это такой орган, который, в принципе, сам себе Рим и мир. Если уж слуховые…

  • (no subject)

    В дискуссиях о допустимости/желательности смертной казни чаще всего споры крутятся вокруг фигуры казнимого (что, если он невиновен? насколько мы…

  • (no subject)

    Наткнувшись в очередной раз на рекламу какого-то стопятьсотого тренинга женского счастья, задумалась, почему же все эти гуры уверяют целевую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • (no subject)

    Чем больше читаю всякого научпопа про мозги, тем больше подозреваю, что это такой орган, который, в принципе, сам себе Рим и мир. Если уж слуховые…

  • (no subject)

    В дискуссиях о допустимости/желательности смертной казни чаще всего споры крутятся вокруг фигуры казнимого (что, если он невиновен? насколько мы…

  • (no subject)

    Наткнувшись в очередной раз на рекламу какого-то стопятьсотого тренинга женского счастья, задумалась, почему же все эти гуры уверяют целевую…