megumi_ikeda (megumi_ikeda) wrote,
megumi_ikeda
megumi_ikeda

Category:
Тут вот благодаря дискуссии в одном жж задумалась о том, как меняются представления о мужском и женском с течением времени. В частности, о том, что есть мужская и женская литература. Скажем, когда сестры Бронте написали свои книги, их романы никто не относил к сегменту чисто женского сентиментального чтива, как сейчас. Издатель, которому Шарлотта направила "Джейн Эйр", отдал рукопись на прочтение одному из сотрудников редакции (естественно, мужчине), и тот зачитался им до рассвета. Произведения сестер стали предметом жаркой полемики среди критиков - и критики эти тоже в большинстве были мужчинами. Произведения Жорж Санд читала и жарко обсуждала обширная мужская аудитория, среди которых были такие зубры, как Бальзак, Мериме, Тургенев, Толстой наконец (последний писательницу ненавидел - но ведь имел представление о ее творчестве). Хотя по нынешнему восприятию ее книги - то самое сентиментальное душещипательное чтение, пристрастие к которому почитают характерной чертой женщин. Однако тогда и мужчины писали нечто подобное - и "Манон Леско", и "Дама с камелиями" вышли из-под пера мужчин и читали их мужчины, и никому не казалось, что любовная тема мужскому полу не пристала. В то время как нынче, кажется, принято за аксиому, что мужчине может быть интересно что угодно - хоть стрелялки в стиле очередных "похождений Бешеного", хоть размазанная на пятьсот страниц саморефлексия, но только не слово на букву "Л", которое позволено произносить только в женском литературном гетто - там, где серия "Соблазн" в мягких обложках.Это притом что - ежели смотреть с точки зрения традиционного понимания мужественности - то автор той же сентиментальнейшей "Маленькой хозяйки Большого дома" мог дать сто очков вперед любому из современных авторов крутого чтива для крутых мужиков. Может, именно в этом и дело? Ведь обыкновенно свою самоидентификацию склонны яростно подчеркивать именно те, кто не столь уж твердо в ней уверен...
УПД. Сейчас вот вспомнила, как когда-то довольно давно стояла на остановке в спальном районе в ожидании автобуса и рассматривала ассортимент местного газетного ларька. Увидела там среди прочего в продаде "Габриэлу" Жоржи Амаду и как раз за нее расплачивалась, когда скучающий также в ожидании транспорта старичок сказал, кивнув на книгу: "А, любовный роман!" "Это почему сразу любовный?" - возмутилась я, для меня тогда это определение было неразрывно связано с той самой вышеупомянутой серией в мягких обложках, которую я наивно презирала. "А что в этом плохого?" - в свою очередь удивился тот. И я задумалась: действительно - что.
Tags: околитературное, человековедение
Subscribe

  • (no subject)

    Чем больше читаю всякого научпопа про мозги, тем больше подозреваю, что это такой орган, который, в принципе, сам себе Рим и мир. Если уж слуховые…

  • (no subject)

    В дискуссиях о допустимости/желательности смертной казни чаще всего споры крутятся вокруг фигуры казнимого (что, если он невиновен? насколько мы…

  • (no subject)

    Наткнувшись в очередной раз на рекламу какого-то стопятьсотого тренинга женского счастья, задумалась, почему же все эти гуры уверяют целевую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • (no subject)

    Чем больше читаю всякого научпопа про мозги, тем больше подозреваю, что это такой орган, который, в принципе, сам себе Рим и мир. Если уж слуховые…

  • (no subject)

    В дискуссиях о допустимости/желательности смертной казни чаще всего споры крутятся вокруг фигуры казнимого (что, если он невиновен? насколько мы…

  • (no subject)

    Наткнувшись в очередной раз на рекламу какого-то стопятьсотого тренинга женского счастья, задумалась, почему же все эти гуры уверяют целевую…