November 7th, 2019

кицунэ  метла

Вдогонку

Что еще запомнилось в Минске: практически забытое уже - залы для курящих в кафе. Настолько отвыкли от этого, что когда в кафе официант сказал, что у них есть один столик, но в зале для курящих, если мы согласны, - даже не сразу сообразили, о чем это он.
И еще, хотя это, конечно, чисто субъективное поверхностное впечатление, - меньше мата, чем в Москве. Могу ошибаться, но вот просто навскидку, идя по городу и подхватывая краем уха случайные обрывки чужих разговоров - меньше вот этого фонового загрязнения, когда обсценной лексикой не ругаются, а разговаривают, причем зачастую от того, что иначе вовсе не могут - ненавижу такое, а в Москве это повсеместно, привычный шум.
А, и еще на обратной дороге, когда остановились затариться в каком-то поселке, я чуть было мощно так мужа не подставила. Увидела на полке с соками-водами, рядом с кока-колой, бутылку с нарисованными ягодками на этикетке и надписью: "Напиток газированный сладкий, с черной смородиной". Взяла было, пошла уже к кассе и тут смотрю - а на этикетке чуть ниже написано "Сидр". И еще ниже и мельче 5,5% алкоголя. Привычка к строго отдельным полкам с мало-мальски алкогольным чуть нас сильно не подвела, вот бы водитель отпил газировочки - и как дальше ехать?)
кицунэ  метла

"Дитя погоды"

– За всю историю наблюдений не случалось...
– Да сколько их было, тех наблюдений?! (с)

"Дитя погоды" Макото Синкая - совершенно японская сказка, все как я люблю в последнее время - чтоб неторопливо и обстоятельно рассказанная история, с паузами, с возможностью прочувствовать и подумать. С тем самым очарованием простых вещей, в котором эти анимешники знают толк как никто - все эти скользящие по воде солнечные блики, пузырьки закипающего бульона, дождевые капли на зонтике, прорисованные так, что кажутся реальнее реального, - не скучное "точь-в-точь как в жизни", но концентрат, линза, в которой эта самая жизнь собрана в фокус. И еще эта упоительно-странная мифология - где-то в облаках над городом резвятся стеклянистые небесные рыбы и иногда даже можно увидеть небесного кита - огромного, как надвинувшаяся туча (интересно, художники из проекта SkyFish что-то знают об этом?) ; в маленьком храме на крыше заброшенного небоскреба можно загадать желание, которое изменит твою жизнь, только надо помнить, что нельзя измениться так, чтобы мир вокруг остался прежним; среди стеклянных офисных зданий и скоростных электричек бродят люди-лисы и люди-драконы, умеющие управлять погодой, но бессильные против собственной судьбы; дороги, которые ты выбираешь, приводят именно туда, куда надо, но понять это куда сложнее, чем идти по ним. Это уровень, так сказать, нереального, в то время как "на земле" - простая, в общем-то, подростковая история о преодолении одиночества, попытки найти свое место в огромном неизведанном мире и первой любви. О последнем особо скажу, что вот так с мягким юмором, совершенно не отрицая телесного, но в то же время целомудренно и нежно рассказать о том, как мальчик впервые видит девочку как девочку - это сродни искусному балансированию на канате, когда одно неловкое движение - и за ним падение в липкую патоку. Здесь - падения не было.
А еще, хочу заметить, все эти мудрые японские кудесники - Миядзаки, Синкай вот - умеют разговаривать с детьми, не присаживаясь на корточки, и это очень редкий скилл, на самом-то деле: не впадая в сюсюканье или морализаторство, не обесценивая, не преуменьшая, не обходя острые углы, не замалчивая, не делая вид, что в мире нет смерти, боли, малодушия, безразличия и предательства, но показывая, что это все-таки не весь мир. Большинству взрослых, впрочем, такой разговор тоже ой как не помешает. Особенно если на барометре опять значится дождь.