October 18th, 2018

archer

(no subject)

В роще возле дома по утрам выгуливают пару басенджи. Басенджи - это такие африканские собаки. С ними охотились в густых зарослях. И они не лают, поэтому охотники привязывали своим собакам колокольчики - ну, чтоб слышно было, где они бегут. Басенджи из нашей рощи едва ли на кого-то охотятся, но колокольчики у них на ошейниках есть. Входя утречком в золотистую сферу, заключающую в себя просыпающееся небо и пламенеющие деревья, первое, что слышишь - это тишину, ошеломительную в городе. А потом понимаешь, что эта тишина - иллюзия, все кругом наполнено неумолчной болтовней опадающих листьев. И колокольчики вдалеке.
А на обратном пути проходишь мимо магазина - а там как раз хлеб разгружают. И жадно тянешь носом дивный запах горячей корочки.
Фото этого утра (нет, басенджи на нем нет, я вообще стесняюсь снимать чужих собак, в моем восприятии это все равно что чужого ребенка фотографировать).
archer

(no subject)

Про кошмар в Керчи ничего писать не хотела и не буду, это тот случай, когда любые сотрясения воздуха только во вред. Но вот эту ссылку здесь оставлю, потому как очень доходчиво объясняет, почему именно - во вред.

https://meduza.io/feature/2018/01/19/povtoryaya-imya-ubiytsy-my-delaem-iz-nego-zvezdu
archer

(no subject)

Одно из воспоминаний детства - журнальный столик в комнате прабабушки, с лаково-черной столешницей, на которой тонкой золотистой нитью прорисованы китайские дамы в струящихся шелках, с круглыми веерами и высокими, утыканными шпильками прическами, и - видимо, как олицетворение домашнего уюта - не совпадающие с дамами масштабом чайные чашки и блюдца. Некогда такой декор был очень моден, и мне-маленькой он казался верхом совершенства. Сегодня вечером, задрав голову у подъезда, я вдруг увидела то самое знакомое сочетание золота на черном: кленовые листья, приколоченные фонарным светом к угольному небу. И невидимые китайские дамы зашевелились, помавая веерами, где-то за кромкой минувшего.