August 29th, 2018

кицунэ  метла

(no subject)

Сейчас вспомнила, как вчера, пока ждала подругу у выхода из метро, на такой большой круглой скамейке, видела карапуза, по виду - младше двух лет, который, смешно ковыляя, пытался догнать жирных городских сизарей, лениво склевывавших хлебные крошки из-под ног прохожих. За карапузом ходила его молодая мама, а с лавочки на них страдальчески кричала какая-то пожилая женщина. "Ты что делаешь, а? Ты куда ж по хлебу-то ходишь?!" - восклицала она на каждый шаг малыша. Малышова мама реагировала единственным, по-видимому, верным способом - просто делала вид, что не слышит, но обличительница не унималась: "Хлеб - это же святое!" Мне в какой-то момент прям захотелось спросить, зачем же она тогда сама бросает это святое на грязный асфальт, зачем кормит сакральной пищей голубей - прямо скажем, птиц довольно противных. Но там уж что-то такое личное звучало в голосе, отнюдь не простое желание поругаться. Такой праведный гнев, что я невольно задумалась, откуда он у этой дамы: сама ли успела застать военную/послевоенную бескормицу или передалось от матери, которая, наверное, всерьез убивалась над заплесневевшей краюхой и всегда требовала от детей "есть с хлебом".
Collapse )

В качестве иллюстрации захотелось поставить Гелия Коржева. Эта называется "Осень прародителей". Но у него вообще много о таком.