July 26th, 2017

кицунэ  метла

Картинки россыпью

На пляже роскошная белоснежная самоедская лайка упоенно катается по сырому песку у воды. Елозит боками, зарывается мордой. Все вокруг в сыром песке, самоед в песке (и уже совсем не белоснежный, но с невозможной улыбкой на чумазой морде). Собачье счастье как оно есть (а хозяйка вечером повесится, отскребая ванну).

* * *
Разговор двух офисных дев, выбравшихся с работы и засевших в лежаках у воды с картонными стаканчиками кофе:
-...Ну вот вошла я и увидела, как эта на нем повисла. Она не будь дура быстренько свалила, я его и спрашиваю, что это было. А он мне: это случайная флуктуация, грит. Флуктуация, мать его! - резко выдыхает носом.
- А ты что?
- А я в него чайником бросила.

* * *
Молодая женщина на скамейке, разлинованной полосами света и тени: пухленькая, веснушчатая, беленькая. Укачивает ребенка, и солнечный луч перебегает в такт ее покачиваниям по светлым волосам - от затылка к макушке. Женщина поет колыбельную, тихонько, но удивительно точно выводя нехитрую мелодию явно поставленным голосом хорошей певицы. Ребенок спит, и все тот же беспокойный солнечный луч старательно огибает маленькое сосредоточенно нахмуренное розовое лицо.

* * *
В разгар буднего дня на набережной много пожилых людей. Кто-то неторопливо прогуливается по набережной - в компании, в одиночестве или в обществе собаки, кто-то крошит булку жадным уткам, но многие просто стоят, опершись о парапет и смотрят то ли на уходящие от противоположного берега пароходы, то ли на тяжелую, с масляным блеском воду... то ли просто в ту солнечную, лазурную, просторную и пустую даль, которая открывается только в свой черед. И только с определенного берега.