January 7th, 2016

archer

Наткнулась ВКонтакте на чудесный рождественский мультфильм

... покажу и тут.



Сотни разных Марий я пересмотрел и понял, что в фильме она должна быть простой. Совсем обычной, рыжей, высоколобой, большеглазой, с выцветшими ресницами, белокожей юной еврейкой. Тихой, неказистой, простоватой в движениях. Но в глубине должна тихо светиться любовь, смешанная с грустью. Должно сквозить предчувствие неумолимой судьбы и желание уберечь ребенка. И понимание своей беспомощности. И поэтому - желание дать ему как можно больше любви сейчас, пока это возможно.

Михаил Алдашин "Рождество"

Он восхитительный, по-моему. И сколько чудесных деталей: и как Мария пробует локтем воду, приготовленную для купания, и как Младенец дергает ножкой, и выражения на лицах персонажей - просто поразительно, как скупыми черточками а-ля детский рисунок передается всё...
archer

(no subject)

Новгород показался в снежных кружевах и молочной морозной дымке. Из этой дымки проступали угловатые могучие башни кремля, сложенные из пепельно-розового камня, черненое серебро косматых елей, тонко прорисованные веточки берез, крутой изгиб моста через Волхов. На этом мосту на фоне перламутрового неба внезапно вырастает огромный серый в яблоках мохнатый конь, всадник на его спине кажется до смешного маленьким, копыта размером с обеденную тарелку гулко ударяют по камням, вызывая в морозном кристаллизирующемся воздухе звонкое металлическое эхо.
В городе было - 22, на следующий день все -26, но это не мешает местным детям, похожим в теплых куртках и комбезах на мишек тедди, с восторженным визгом вновь и вновь скатываться с насупленных крутолобых крепостных валов.
В пустом и трескучем парке дворники старательно смахивают метлами снег с памятника Рахманинову. Рахманинов, весь в облаках потревоженной пудры, явственно старается не чихнуть.
Огромный апельсиновый кот, с трудом примостив обширный зад на узком оконном карнизе, прижимается мордой к стеклу и вглядывается в глубину квартиры - то ли просится домой, вернувшись с гулянки, то ли, напротив, пытается уговорить зазнобу выйти к нему на свидание.

В музее деревянного зодчества простаивают пустыми такие уж великолепные крестьянские избы - настоящие северные, с высоким подклетом и резными причелинами и наличниками - что прямо досадно за их нежилое состояние. Сама собою начинает сочиняться история про домовых, расселившихся по этим пустым избам - ведь и домовым сейчас порой некуда податься, а тут хотя бы компания, да и места всем хватит.
Замечательный музей, на самом деле.

Обратная дорога и вовсе напоминает детский сон на основе советских фильмов-сказок. Иначе и не опишешь эти розоватые тени меж глубоких сугробов, резные силуэты деревьев - каждая веточка точно сахаром облеплена, серебряные искры, вспыхивающие тут и там под низким северным солнцем.
И мороз.