October 8th, 2015

archer

(no subject)

В воздухе пахнет снегом, и этот запах будит в подсознании что-то древнее. Из самых глубин всплывают какие-то смутные образы: белого поля, графитного неба, дороги, уводящей за горизонт, за туманную кромку оголенного леса... Сырой свежестью пахнет воздух, чистым и древним запахом возвращения к истоку, завершения годового цикла...
На слежавшуюся листву, на мокрый асфальт, на зябко нахохлившиеся, кутающиеся в цветные лохмотья деревья падает редкий снежок, мелкая крупка из прохудившегося неба. Над соседней крышей изящно изогнулось одинокое облако, похожее на сизое крыло гигантской птицы, может быть, птицы Рух.

* * *
Будним утром в леске неожиданно тихо и уединенно, будто и не шумит совсем рядом, за озябшими деревьями разбуженный улей большого города. По мокрым дорожкам прогуливаются, держась под руки, две маленькие, похожие на игрушечных эльфов подружки в ярких пуховиках и пестрых вязаных шапочках. Хихикают, шепчутся, временами взрываясь звонким хохотом, озадачивая ревматически нахохлившихся ворон. Подружкам на двоих лет полтораста. И еще столько же проживут, я не сомневаюсь.

* * *
Сосредоточенный щекастый мужчина занят серьезным делом - слегка растопырив руки в теплых рукавичках, основательно и чуть косолапо ставя ноги в блестящих резиновых сапогах, с напряжением канатоходца пересекает парковую дорожку - из раскрытых папиных рук к подставленным маминым. Папа не очень молод, в коротких, цвета перца с солью волосах соли много больше, чем перца, загорелое лицо исчерчено тонкими морщинками и в глазах и у него, и у несколько более молодой, стриженной под мальчика темно-рыжей мамы явно проступает некоторая жизненная изношенность. Но они улыбаются - и улыбки на их лицах проявляются совершенно детские. За ними с умиленными лицами сторонних, но доброжелательных ангелов наблюдают два уж откровенно потрепанных мужика на соседней лавке.

* * *
Стеклянная дверь в торце делового центра бесшумно распахивается, на крыльцо выходит Деловая Дама: строгие очки в дорогой оправке, гладкая прическа, юбка-карандаш и темный пиджак. В руках Дамы странно смотрится аккуратно свернутый газетный кулек. Воровато оглядевшись, она зовет - больше движением губ, чем голосом. Из мокрых кустов походкой солидной, но явно сквозящей сдержанным нетерпением, выходит огромный драноухий серый кот. Здоровается по всем правилам кошачьего этикета, на секунду прикасаясь загривком к протянутой руке. И принимается за услужливо сервированную трапезу.