megumi_ikeda (megumi_ikeda) wrote,
megumi_ikeda
megumi_ikeda

Category:

Агата Кристи, "Пропавшая весной"

Дочитала недавно и теперь хочу поговорить об этом. Сразу предупреждаю - со спойлерами, по-другому у меня не выходит.
Вообще по смыслу этой книге ближе другой перевод названия - "Разлученные весной", поскольку сама писательница в своей "Автобиографии" - чудесная, кстати, книга, тот случай, когда мемуары увлекательнее беллетристики, очень рекомендую! - так вот, в своей "Автобиографии" Кристи рассказывает о том, как к ней пришел замысел этой истории, и упоминает, что название взято по ассоциации с первой строчкой шекспировского сонета: "Нас разлучил апрель цветущий, бурный...". Вместе с тем и вариант с "Пропавшей" имеет свой смысл, очевидно, апеллируя к факту из жизни самой писательницы. Ведь и она пропадала как-то - на целых одиннадцать дней, причем до сих пор ведутся споры о том, где и как провела это время королева детектива.
Очевидным толчком к тому памятному исчезновению Агаты Кристи послужил развод с первым мужем, который, похоже, привел ее в итоге к нервному срыву, - во всяком случае, Кристи, хотя и обходит молчанием в своих мемуарах те одиннадцать дней, в течение которых ее искала полиция (а мужа допрашивали как возможного преступника!), однако упоминает, что в какой-то момент, при попытке подписать чек, не могла вспомнить собственные имя и фамилию - а это уж точно признак серьезного нездоровья. Этот болезненный опыт неявно, но все же отразился и в ее творчестве. Во всяком случае, при прочтении "Пропавшей" у меня не раз возникла мысль, что Кристи вложила в эту книгу немало личного.
Хотя Джоанна Скудамор, главная героиня, мало похожа на саму писательницу, нечто общее в их историях наличествует. Джоанна - тоже респектабельная дама со сложившейся жизнью. Как Кристи, ей придется "потеряться" - правда, не по собственному умыслу. Для начала она всего-навсего застрянет на крошечной станции на границе с Турцией, когда возвращалась из поездки на Ближний Восток к заболевшей дочери. В этом убогом местечке ей придется провести несколько дней - без общества, без каких-либо развлечений, даже без книг. От нечего делать она начинает перебирать в уме всю свою жизнь - примерно так, как дождливым вечером от скуки начинают перебирать стопку пожелтевших фотографий. Среди прочего она вдруг вспоминает, как перед поездкой прощалась с мужем на вокзале, - и это воспоминание вдруг начинает тревожить ее ощущением какой-то неправильности. Раз за разом возвращаясь к нему, она вдруг понимает, что так поразило ее: это облик мужа, когда она увидела его из окна уже движущегося поезда, - обычно сутулый и грузно ступающий, он уходил с перрона легкой походкой человека, сбросившего с плеч тяжелый груз. Зацепившись за эту картинку (или, вернее, она сама засела в ней, как невидимая, но постоянно беспокоящая заноза), Джоанна начинает пересматривать события их совместной жизни, и если вначале это похоже на перетряхивание старых полузабытых вещей, извлекаемых из прочно запертых сундуков, то чем дальше тем больше походит на детективное расследование - только внутри собственной головы.
Помнится, когда-то я смотрела цикл передач с Татьяной Черниговской, посвященный работе человеческого мозга, и ежилась от неприятной мысли, что наш разум способен нарисовать нам какую угодно картинку, возможно, что не имеющую никакого отношения к объективной реальности. И мы ничего не можем с этим поделать. Так, у людей, страдающих слуховыми галлюцинациями, активируются те же доли головного мозга, что и у людей, слышащих реальные звуки. Агата Кристи едва ли что-то знала об этом, но показать человека, который всю жизнь прожил в мире собственных иллюзий, у нее получается очень хорошо. Так, что в какой-то момент, невзирая на легкую, в стилистике дамских романов, подачу, книга начинает малость пугать.
А еще это очередная история о том, что зло может начинаться - и чаще всего начинается - с исключительно благих намерений. Главное - прибавить к ним щепоть уверенности в собственной правоте и добрую унцию непогрешимости. Так и вышло с главной героиней, которая постепенно начинает осознавать, что мало того что благополучной счастливой семьи, хранительницей которой она себя воображала, не существовало никогда, так еще и источником несчастий своих близких во многом была именно она.
Здесь я, впрочем, не вполне согласна с Кристи, которая склонна в силу викторианского воспитания, должно быть, возлагать единоличную ответственность за происходящее в семье на женщину. Да, Джоанна - властная натура, заставляющая близких плясать под свою дудку, но, думается, она в некотором роде точно такая же заложница бытовавших в обществе строгих представлений о том, что прилично, а что - нет. Она, конечно, ханжа, нетерпимая к проявлениям индивидуальности, но разве не этого от нее требует ее общественная роль матери респектабельного семейства? Думается мне, именно довлеющая идея респектабельности стоит за нею, когда она мешает мужу в выборе жизненного призвания - и Родни, смирясь, покоряется не столько властной женушке, сколько обществу в целом.
Пожалуй, это история не столько о тиранше-жене, сколько о том, как мы убиваем друг друга, когда отказываемся от искренности в отношениях, когда "казаться" для нас становится важнее, чем "быть" - и когда мы начинаем требовать того же от близких.
Финал книги реалистичный. В том смысле, что само по себе пережитое потрясение ничего не меняет, если у человека не хватает мужества жить с изменившейся картиной мира. А не хватает почти ни у кого, будем уж честны. Впрочем, перемены, порой, зреют исподволь, и не всегда шаг назад означает, что потом не будет шага вперед. Так что у Джоанны Скудамор, ИМХО, еще есть шансы.
Tags: книгофил, окололитературное, хорошие книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments