megumi_ikeda (megumi_ikeda) wrote,
megumi_ikeda
megumi_ikeda

Category:

Книгопост-3

За январь "пришли" ко мне несколько хороших книг, о которых хотелось бы рассказать.

Итак, номер один - "Ёбург"Алексея Иванова.



Наверное, жанр этой книги лучше всего определяется словом "эпос". Это масштабная картина большого города в период безвременья, на сломе эпох. Повествование охватывает период с конца 80-х по начало 2000-х и включает в себя все перипетии и знаковые моменты истории не только города Свердловска-Екатеринбурга, но и всей страны. Тут и феномен свердловского рока, и "винный" бунт, и политические интриги, и первые ОПГ, и наивное искусство, и многое-многое другое. Герои книги - политики, бандиты, музыканты, художники, "афганцы", писатели, бескорыстные подвижники культуры. Здесь и старик Б.У.Кашкин, и деревня художников Волыны, и "Уралмаш", и "Наутилус Помпилиус", и крапивинская "Каравелла", и монумент "Черный тюльпан" - и многое другое. Мне больше всего понравились история Литквартала и "интеллигентных музейных тетушек", которые в самое лихолетье ухитрились основать и удержать уникальный музейный комплекс. И Владимира Пелепенко, создателя первого частного геологического музея в стране, неутомимого собирателя и спасителя красоты, чудес природы, недрагоценных минералов, которые иначе были бы безжалостно разрушены и выброшены как отходы горнодобычи - за отсутствием коммерческого спроса. Понятное дело - превыше всего я уважаю созидательный труд, и тем более восхищаюсь тем, что кто-то ухитрялся созидать в самых разрушительных условиях. Немало страниц отдано и Крапивину с его "Каравеллой", так, мне было очень интересно прочитать, что в книге "Семь фунтов брамсельного ветра" писатель отразил реальный конфликт, имевший место в те годы в Екатеринбурге и развернувшийся вокруг Дома пионеров. А еще, если верить Алексею Иванову, за годы существования "Каравеллы" через нее прошли около 10 тысяч воспитанников - и ни один из них впоследствии не угодил в тюрьму, что с учетом эпохи может считаться прекрасным достижением педагогики, я думаю.
Словом, "Ёбург" - это документальные истории о знаковых событиях и очень сильных людях, изложенные ярким художественным языком.

Номер два - Борис Грибанов, "Хемингуэй".


Ну, героя этой книги, я думаю, представлять не надо. Или все-таки стоит? Папа Хэм - один из тех уникальных людей, которые и жили, в общем-то, по своим книгам, и писали книги на основе своей жизни. Его биография читается практически как приключенческий роман, с той лишь разницей, что вздумай какой-нибудь писатель провести своего героя через войну, богемную жизнь в Париже, уединение на лоне природы во Флориде, сафари в Африке и проч., его бы упрекнули в чрезмерной фантазии. А биографу Хемингуэя даже не пришлось ничего выдумывать.
Б.Грибанов явно относится с большой симпатией к своему герою, и хотя это, возможно, несколько вредит пресловутой объективности, читать книгу просто приятно и увлекательно, а вот детального исследования "грязного белья" в ней не найдется. Что, на мой взгляд, ей в плюс, а не в минус.

Номер три - Генри Марш, "Не навреди".


Врачи часто воспринимаются как представители некой загадочной профессии, носители знаний, недоступных простым смертным и оттого пугающих. Пожалуй, специальность нейрохирурга в таком случае следует считать загадкой в квадрате, ибо эти люди занимаются тем, что даже для большинства их коллег представляется делом крайне сложным. Генри Марш поднимает завесу тайны над буднями человека, который каждый день копается в мозгах, - в буквальном смысле этого слова. Срыв покрова, честно говоря, порождает неуютное ощущение. Одно дело умозрительно предполагать, что "не боги горшки обжигают", а другое дело - когда тебе об этом говорит сам "бог". Вот так запросто, по-свойски усаживается рядом - усталый, добрый, простой - и негромко, без пафоса рассказывает: об усталости, ошибках, чувстве беспомощности и ограниченности возможностей, о том, как горько ощущать, что проигрываешь природе, но еще горше - когда в проигрыше виноват ты сам, твой недосмотр, невнимательность, дрогнувший палец, а ставкой в игре была человеческая жизнь, доверенная, положенная в твои не справившиеся руки. И о победах, конечно, тоже, о победах, которые вначале, по молодости особенно, дают ощущение всемогущества, но потом, с возрастом, эта радость выветривается, оставляя только безграничное удивление.
Из всей книги у меня некоторое неприятие вызвали главы, посвященные работе Марша в украинском госпитале. И нет, вовсе не потому, что Марш дал крайне низкую оценку украинской (и вообще советской) медицине - а был он в Киеве в 1995 году... Меня как-то неприятно поразила сама интонация, уж очень покровительственная, что-то такое типа "белый человек приезжает в африканскую деревню с гуманитарным грузом". И кажется, он вовсе ничего хорошего на постсоветском пространстве не увидел - вообще ничего, кроме грязи, серости, разрухи и водки.
Зато очень понравилось, как Марш пишет о своих пациентах. В российском Интернете популярно мнение, что цинизм и отношение к больному, как к куску мяса, есть непременная принадлежность хорошего врача. А Марш не стесняется написать, как плакал, стоя в автомобильной пробке, потому что только что попрощался со своим давним пациентом, которого бессмысленно еще раз оперировать.
Еще понравилось, что Марш не боится затрагивать достаточно острые темы. Российские врачи, насколько я знаю, в публичном пространстве избегают поднимать проблему спасения и продления жизни человека в т.н. вегетативном состоянии. Я доподлинно знаю, что между собой они это обсуждают и никто из тех, кого я слышала, не хотел бы, чтобы его реанимировали, если ценой тому будет тяжелая инвалидность типа полной парализации. Но на публику это не озвучивают. А Марш немало строк посвятил этой проблеме, и у него свое, вполне честное мнение человека, который знает, о чем пишет.
Ну и вообще это очень искренняя книга, в чем, наверное, главное ее достоинство.
Tags: книгофил!, хорошие книги
Subscribe

  • (no subject)

    Чем больше читаю всякого научпопа про мозги, тем больше подозреваю, что это такой орган, который, в принципе, сам себе Рим и мир. Если уж слуховые…

  • (no subject)

    В дискуссиях о допустимости/желательности смертной казни чаще всего споры крутятся вокруг фигуры казнимого (что, если он невиновен? насколько мы…

  • (no subject)

    Наткнувшись в очередной раз на рекламу какого-то стопятьсотого тренинга женского счастья, задумалась, почему же все эти гуры уверяют целевую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments